?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Порча детского вкуса, уважаемые читатели, дело непростое. Решение поставленной задачи требует системного подхода.
Вкус - понятие многозначное. И говорить мы будем о вкусе "вообще", ведь несмотря на то, что еда, одежда, искусство - суть вещи разные, с точки зрения науки о порче вкуса, они находятся в одном поле.

Для начала в голове ребенка все должно, напоминая положение дел в доме Облонских, смешаться. Дело даже не столько в том, чтобы заставлять его есть или носить то, что вам нравится, а ему нет. На первом этапе важно попросту сбить его с толку. Отсутствие вкуса (любого!) - это в первую очередь дезориентация, состояние, в котором человек может сказать: "Я сам не знаю, что я люблю". Следовательно именно его - это состояние - и необходимо всячески поддерживать. Проиллюстрируем данное утверждение примером. Предположим, вы настаиваете на том, чтобы ребенок съел то или иное блюдо. Организм подсказывает ему, что делать этого не следует, однако маму надо слушаться - она ведь лучше знает! А мы, застигнув его в этой точке сомнений, и надавим - самую малость. Вот он, первый шаг. Тут-то мы и наблюдаем первичный разрыв логики, который и приведет нас к полной победе.

Продолжая разговор о еде, необходимо упомянуть несколько важнейших правил. Важно есть первое, второе и третье. Установите норму съедаемого. Меньше - малоежка, больше - обжора. Заставьте себя не думать о сочетаемости ухи с киселем - прочь сомнения. В юном возрасте ребенок действительно чувствует эти тонкости, наша же задача - как можно скорее с этими чувствами расправиться.
Понимаю, что у вас может не подняться рука класть второе в суп и заливать все это компотом, как поступали решительные воспитательницы в моем детском саду, но вам, безусловно, нужно совершенствоваться в этом направлении.
Дело в том, что изначально каждый из нас не только различает вкусы, но и интуитивно знает, что именно и когда есть. Поэтому вместо того, чтобы осторожно предлагать человеку новые блюда, нужно просто пихать в него то, что вы сами считаете нужным. Почаще успокаивайте себя утверждениями типа "традиция - наше всё!" Да и то правда - наши бабушки и родители питались именно так и ничего - выжили!" (Как выжили и за счёт чего - неважно. Качество и продолжительность его жизни - это все потом...)
Обойдем общие места: вы, наверное, и сами знаете, что заставлять есть то, что вы считаете нужным, добавляя к этому неизменную приправу "полезно" - важно и правильно. Но этого мало. Необходимо вводить жесткие законы и понятия в еде. Нет, еда - слово не вполне точное. Не в еде, а в питании! Именно это понятие должно занять достойное место в нашем сознании и лексиконе. Именно оно, наряду с глаголом "кушать" явится чудесными рамками, обрамляющими процесс поглощения пищи, способными вызвать отвращение даже у самого бездушного существа.
Одним из безошибочных признаков успеха является начало его охоты за сладким. Происходит это, когда ваш миф о том, что "сколько сладкого ему не предложить - он все слопает", постепенно на ваших глазах становится правдой. Ну, знаете, когда ребенок уже настолько дезориентирован вами, что пытается съесть все конфеты, до которых может дотянуться. Понятное дело, организм подсказывает ему, что пора остановиться, но вы продвинулись к цели уже настолько, что он просто пересиливает себя и ест, ест, ест - ведь через минуту он может быть этого лишен! Ест, уже практически не чувствуя вкуса, понимаете?! У нас получилось! Ура! Главное - не останавливаться на достигнутом. Теперь нам предстоит еще и создать у него комплекс вины. Что-то типа такого: это не мы привели его к этому состоянию - это он сам настолько слабоволен и распущен, что трескает все подряд.

Сходную тактику следует использовать и в вопросах одежды. Ведь что такое детская одежда? Она должна быть удобной (на наш, конечно, взгляд) и немаркой. Между этими Сциллой и Харибдой вам и предстоит пройти.
Не допускайте никакого проявления творчества! Именно творчество является матерью вкуса. Никаких игр с цветами и размерами. Зимой - зимнее, летом - летнее. В остальное время - демисезонное. Четко определите для самих себя, что это значит и не отступайте ни на шаг.
К счастью, именно в ваших руках находится монополия на определение того, что красиво, а что нет, годится и нет, вкусно и нет... Вот и используйте ее по максимуму.
Просто не соглашаться с их предпочтениями мало! Высмеивайте их! "Одет как чучело", "Ешь как свинья" и т.п.

Чрезвычайно полезной прикладной областью в вопросах порчи вкуса является музыка. Смело надвязывайте ребенку свои предпочтения. Помните: мы имеем дело с очень музыкальным поколением. Они постоянно взаимодействуют с ритмом и звуком, это пугает, но одновременно дает и множество поводов для качественных реакций, типа "как ты можешь это слушать?!!!" Не позволяйте в вашем доме звучать "не вашей" музыке. Если музыка станет частью его жизни - это может стать "началом конца", ведь это чрезвычайно личностный вид искусства. Важно не допустить этот порочный контакт.
Не забывайте: вкус во многом иррационален, поэтому побольше рацио. Скажем, может быть многократно использование требование "объясни, что вообще нормальному человеку в этом может нравиться". Это сбивает с толку и создает ощущение, что в вопросах вкуса нужно и можно быть логичным. А заодно, исподволь, и ставит ребенка на место: ведь нормальному ЭТО нравиться не может.
Вообще - требуйте последовательности: "если ты решил, что носишь (слушаешь, ешь) именно это, так нужно и продолжать". Ребенок должен забыть об экспериментах - рано или поздно они обернутся самовыражением, а оттуда и до тонкого вкуса недалеко. Сделайте это своим девизом: любой поиск себя - наш враг!
Наконец последний достойный упоминания способ работы со вкусом - манипуляция, когда вы умышленно даете ребенку возможность выбрать нечто, заведомо неприятное. Ага, он недоволен? Немедленно подкрепляйте результат нравоучением: "Вот видишь, я же говорил, что тебе не понравится/будет холодно/скучно/больно/горько"...
Одним словом, сбивайте его с толку везде, где только это представляется возможным.

Будьте уверены: следуя проложенным нами путем, совсем скоро он не сможет отличить вкус яблока от котлеты, Моцарта от Рамштайна, Ренуара от наскальной живописи. Ему станет просто всё равно.
Не беда, что с приходом переходного возраста ваш воспитанник начнет лихорадочно наверстывать упущенное. Его шансы к этому моменту будут ничтожно малы.
Все в порядке. У нас снова получилось.

В этой же серии:
Как организовать качественный невроз (http://zicer.livejournal.com/34851.html)
Как грамотно отбить у ребенка желание рассказывать о себе (http://zicer.livejournal.com/35461.html)
Как вырастить вруна
Как с гарантией и навсегда отучить ребенка читать (http://zicer.livejournal.com/35106.html)
и многое другое.
Вы, наверное, думаете, что сейчас я призову вас просто почаще приставать к ребенку с угрюмым нытьем: "почитай-почитай"? Ничуть не бывало!
То есть, конечно, и тупое приставание такого толка постепенно может сделать свое дело, однако с другими формами отучения от чтения оно не идет ни в какое сравнение.
Возьмем к примеру так называемый метод лозунгов. Ну, вы знаете: "Книга - источник знаний!","Книга в счастье украшает, а в несчастью утешает", "Книга - друг человека" (на последнее, кстати, когда-то один мальчик, запутавшийся во взрослых мудростях, удивленно возразил: "А разве не собака - друг человека?...") Ничто так не дискредитирует любой предмет, как бессодержательные лозунги, смысл которых ускользает раз за разом , поэтому именно их, безусловно, стоит повторять почаще, причем на полном серьёзе.
К этому методу примыкает его подвид, основанный на безумной идее, что читающий мало человек не может прожить достойную жизнь. Да и еще проще: без книги не прожить. Ни-за-что! Больше, больше клише на тему чтения: разочарование в этих т.н. истинах со временем сослужит неоценимую службу....Необходимо довести ребенка до исступления разговорами о пользе чтения и о связи ума и количества прочитанных страниц. (Ср.: не будешь читать - не сможешь рассуждать как умный человек, тебя не будут уважать, ты не сможешь сам принимать верные решения и т.п). Важно прочно связать будущее человека, его счастье с привычкой читать. Это ничего, что мы часто не видим никакой корреляции между начитанностью и человеческим счастьем (а иногда видим как раз обратное относительно желаемого), отбросим сомнения! Напоминаю: наша задача - не исследование феномена чтения, а вызывание отвращения к этому занятию.

Следующий важнейший шаг - сделать из чтения невыносимо тяжкий труд. Ребенок ни в коем случае не должен заподозрить, что чтение, пусть отдаленно, может даже напоминать удовольствие. Для того, чтобы ступить на этот путь достаточно поначалу просто произносить что-то типа" Займись чем-нибудь наконец: иди почитай!" Этого обычно достаточно для того, чтобы чтение начало ассоциироваться с самыми неприятными занятиями (подставьте нужное в противопоставлении: отдых - приятно, заняться чтением - ....).
Дальше - больше. Необходимо ввести чтение в ряд ежедневных обязанностей, например, уборка-уроки-чтение. Еще раз о главном: ни в коем случае нельзя допускать чтение в свое удовольствие. Впрочем, спешу успокоить: ни о каком удовольствии и речи быть не может, если просто отвести книге место среди обязанностей между уроками и уборкой.
Давайте побольше заданий по принципу "от сих до сих". Подбадривайте ребенка неминуемым наказанием за невыполнение "читательского" задания по принципу: "не прочтешь - не получишь".

Важно: непременно спрашивайте о прочитанном. Максимально жестко выясняйте все подробности сюжета. Скрупулезный допрос с пристрастием о деталях типа цвета волос героя, его настроения, точности сказанного слова, описаний природы и пр. окончательно закрепляет уже возникшую и усиливающуюся вследствие ваших стараний ненависть к написанному слову. По полезности с такими вопросами может сравниться только требование галлюцинирования на тему "что хотел сказать автор?" Если чувствуете в себе силы - действуйте непременно и на этом поле. Излишне доказывать, что такие упражнения неминуемо приводят к распаду смысла, формы, личной связи с текстом. Чего мы, собственно - напомню - и добиваемся.

Следующий метод большинство практиков отлучения от чтения часто нащупывают самостоятельно. Вот он: старайтесь сами не читать при ребенке! Более того: чем чаще вы заявляете об удовольствии читать - тем меньше следует читать самим! Впрочем, так чаще всего и происходит. "Я читаю!",- запальчиво заявляет мама, - каждый день перед сном!" Вот и правильно! Главное, чтобы ребенок не видел вас с книгой. Если вы и грешите время от времени публичным почитыванием, делайте это только с электронным устройством в руках - пусть думает, что вы играете, а чтение - очередная взрослая манипуляция.
Помните: как только вы начнете читать вечерами бумажные книги при ребенке, вся ваша работа грозит пойти насмарку! Он ведь может заподозрить, что книга действительно доставляет удовольствие, которое вы себе позволяете. Так что крепитесь. Вместо этого лучше лишний раз отправьте его почитать самому себе, а сами займитесь просмотром телепередач. Естественно, не забывая при этом повторять главную мантру, что чтение - истинное удовольствие для интеллигентного человека (или ту же мысль в любой другой формулировке).
Постепенно даже самый глупый ребенок уяснит: главное в чтении - пустые декларации. Ведь просто быть такого не может, что мама и папа не делают вовсе или делают тайно то, что по их мнению является таким важным и к тому же приятным занятием!

Появлению того же желаемого эффекта способствует жесткая тренировка с минимального возраста техники (именно техники!) чтения.
Так, большинство моих знакомых с гордостью рассказывают, что начали читать с 4 лет. 4 года вообще предстает каким-то мистическим возрастом, не замечали? Я с четырех лет то, я с четырех лет это...
Впрочем, не будем отвлекаться. Одним словом, непременно подгоняйте его под 4 и немедленно начинайте комплексовать, если в 4 он не читает. Ваши комплексы на тему его чтения - залог успеха всей операции. Убедите себя в том, что чтение является единственным достойным вашего внимания навыком. Неважно, что интересует вашего ребенка, неважно, к чему он тянется и что умеет: единственное, что является общественно значимым - умение читать и объемы прочитанного.
Одним из решающих штрихов, так сказать "вишенкой на тортике", как обычно становится сравнение. Заставляйте ребенка почаще слушать как читают другие, сопровождая это его пассивное действие фразами "ах, как девочка читает", "послушай других хотя бы", "видишь, это не так уж трудно" и т.п. С последним, к счастью, вполне справляется школа, устраивая из уроков чтения настоящую ярмарку тщеславия вкупе с жестоким соревнованием и унижением слабых.

Помните еще один принцип: наиболее полезные книги - те, которые читали вы: Носов, Барто и Бианки - наше всё! Неважно, что дети по этому поводу думают, насколько считают эту литературу современной и чувствуют ее, неважно, насколько это "их язык" - они обязаны прочесть именно ваш контрольный список. Решительно отнимите у ребенка право на самостоятельный выбор книги. Жесткий неослабевающий контроль за читаемым материалом - залог успеха.
С годами, когда ребенок становится своевольным и может заподозрить неладное, не забывайте повторять и такое: "то, что ты читаешь в социальных сетях - не чтение!" Пусть как следует и окончательно запутается - что чтение, а что нет. И пусть для того, чтобы выбраться из этих дебрей, отбросит, наконец, книгу навсегда.
Решайте за него как можно больше и ограничивайте любой выбор. Помните: даже намек на самостоятельность мышления может рано или поздно привести его к книге.
Все получится: мир за окном решительно за нас!

В серии:
Как организовать качественный невроз (http://zicer.livejournal.com/34851.html)
Как вырастить вруна
Как оградить ребенка от творчества
Как правильно портить вкус
Как грамотно отбить желание рассказывать о себе (http://zicer.livejournal.com/35461.html)
И много другое
Для начала нужно запастись терпением: дети обычно чертовски выносливы и первые признаки невроза вы получите только со временем. Ребенок верит, что вы на его стороне, что вы принимаете его любым, и пока вам удастся основательно разрушить эту веру или хотя бы ее часть, придется как следует потрудиться.
Нужно постоянно подчеркивать, что ребенок для вас недостаточно хорош, что вы ожидаете большего, что его нельзя считать достаточно послушным/усердным/успешным и т.п. Желательно при этом как можно чаще приводить в пример других детей и самих себя в детстве. Сравнение не в пользу ребенка и его недовольство собой - основа хорошего невроза. Постепенно у него расшатается вера в себя и он начнет проявлять долгожданные первые невротические признаки. Теперь главное - не останавливать на достигнутом. Предположим, налицо навязчивое обкусывание ногтей. Начинайте почаще упоминать это, а еще лучше - категорически запрещайте кусать ногти. Если чувствуете в себе силы бить по рукам - просто идеально. Это вгонит его в еще большее напряжение, появится несколько взаимоисключающих очагов внимания и дело будет двигаться намного быстрее.
То же самое - с кусанием губ, отведением взгляда в сторону, верчением чего-либо в руках и так далее. Употребляйте в момент "серьезного разговора" побольше фраз и оборотов типа "смотри мне в глаза, у тебя что совесть нечиста?", "опусти руки, перестань все время что-то теребить!", "прекрати кусать сам себя, лучше бы зубы почистил" и тому подобное. Все это закрепляет неуверенность в себе и приводит к желаемым результатам.
Очень хорошо также посильнее напугать, например так: "будешь кусать ногти - с тобой никто не захочет общаться" или "такие плаксы никогда ничего не достигнут", "если будешь так себя вести, я с тобой больше не буду разговаривать".
Подчеркивайте все время, что вас интересует не ребенок, а его достижения: учеба, умение играть в правильные игры, способность вызывать похвалу других и пр. Прекрасно, если у вас есть союзники: школа, в которой часто публично демонстрируется его совершенная никчемность, родственники и знакомые, которые выражают неприятное удивление теми или иными его качествами. Не забывайте напоминать, что для вас исключительно важно мнение других людей о нем.
Старайтесь в любой ситуации находить причину для недовольства. Ребенка нужно довести до состояния, в котором он понимает, что не может быть в безопасности. В любой, даже очень приятной ситуации мама и папа могут найти признаки его плохого поведения. Обращайте внимание на мелочи: не беги, не кричи, сиди ровно, правильно держи ложку, одень другую одежду, переделай задание - все годится в дело.
Не оставляйте ему времени на самого себя: он должен быть постоянно занят чем-то важным (важным, естественно, с вашей точки зрения). Он должен как следует уяснить: только вы решаете, что в жизни действительно имеет смысл.
Почаще организовывать для него ситуацию унижения: задавайте неприятные вопросы при других, если чего-то не сделал - требуйте переделать, если есть возможность - в максимально извращенной форме. Так, например, один мой знакомый родитель спросил сына при гостях, что ему понравилось в просмотренном спектакле, и после того, как ответ оказался неудовлетворительным, потребовал написать рецензию на спектакль, а потом прочесть всем. Мальчик плакал, отказывался, но в результате все написал, как велел отец. Такие прекрасные ходы многократно увеличивают шансы на успех. В описываемом случае одной этой ситуации хватило для качественного нервного срыва, который со временем превратился в хронический невроз.
На каком-то этапе нужно обелить себя и обратиться к специалисту. Ребенок должен понимать, что с ним объективно что-то не так: вы о нем заботитесь, а он действительно плох. Помните: родитель не может ошибаться! Вам нечего менять в своем поведении. Долой рефлексию и сомнения, воистину: у всех дети как дети, а у вас черт знает что!
Действуя подобным образом вы сможете задать верное направление на всю его жизнь. Он никогда не будет счастлив, у него огромные шансы навсегда остаться инфантильным ребенком, он непременно издергает всех, кто окажется рядом в будущем. А главное, если повезет - ваша энергия достигнет и следующих поколений. Он перенесет все происходящее с ним и на ваших внуков. А дальше - да здравствует невротичная непобедимая вечность!

В той же серии:
Как с гарантией и навсегда отучить ребенка читать (http://zicer.livejournal.com/35106.html)
Как правильно портить вкус (http://zicer.livejournal.com/35685.html)
Как вырастить вруна (http://zicer.livejournal.com/36162.html)
Как грамотно отбить желание рассказывать о себе (http://zicer.livejournal.com/35461.html)
и многое другое.
Было действительно интересно беседовать
https://www.facebook.com/selfmamaforum/photos/a.494678697320056.1073741829.484774174977175/681608948627029/?type=1


- ЧТО ВАС СПОДВИГЛО СОЗДАТЬ СВОЮ ШКОЛУ?

- Я ничего специально для этого не делал. Очень хорошо помню свое детство, люблю образование, хорошо помню, как это устроено. Мне всегда было интересно исследовать образовательный процесс – как для больших, так и для маленьких людей. Я всю жизнь к этому шел, консультировал разные проекты по всему миру, помогал кому-то делать школы, а потом возникла возможность воплотить на практике квинтэссенцию того, чему я учил.

- КАКИЕ ИЗ ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ ВАМИ ДВИГАЛИ ПРИ СОЗДАНИИ ШКОЛЫ – ПОЗИТИВНЫЕ ИЛИ НЕГАТИВНЫЕ?

- Всеми нами в той или иной мере движут негативные воспоминания. Мы пытаемся сделать что-то новое, но примера в своем прошлом не находим, поэтому идем от негатива. Детство – самый бесправный период человека, период сумасшедшей зависимости, когда тебя кто угодно за бесплатно готов воспитывать каждую секунду, на том лишь основании, что ты меньше размером. При этом сейчас в моде сумасшедшая романтизация детства, будто всё общество глубоко больно и здоровье кроется только в детстве. Хотя это просто период, как и все периоды жизни – потенциальный, яркий, проходящий.
В «Апельсине» мы пытаемся взаимодействовать с детьми сознательно. Кстати, я всегда избегаю слова «воспитывать» - не говорят же «воспитывать», например, о взрослых и стариках! Мы относимся к детям как к людям другого размера.

- ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ ПОДХОД ВАШЕЙ ШКОЛЫ ОТ СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКОЙ?

-Чтобы говорить о том, чем отличается наш подход, было бы лучше выслушать одновременно меня и представителя другого подхода, чтобы вы могли сравнить самостоятельно. А рассказывая сам о себе, получается, я буду либо хвастаться, либо впаду в самоуничижение.

Я последовательный противник сравнения (недавно как раз написал статью «Сравнение - мать насилия»): сравнение ведет к оценке, а оттуда до насилия - один шаг. Так что если возможно, я бы не сравнивал. Вместо этого я могу рассказать, как мы действуем в «Апельсине»:

1. Мы исповедуем принцип субъектности. Все вокруг субъекты. Невозможны отношения прямого влияния, только отношения взаимодействия. Я не знаю, что вы думаете и чувствуете, что вам интересно, но мы можем договариваться и вместе двигаться. И это совсем не равно «индивидуальному подходу», который подразумевает некое особое знание взрослого, какой нужен подход к каждому ребенку.

2. Мы верим в то, что очень важной сегодняшней категорией, – если не самой важной, - является выбор. В числе первых навыков нужно научить человека делать выбор. Чтобы он вовремя задавался вопросами - как я понимаю себя, как я понимаю других, какой путь к знаниям я выбираю?

3. Считаем, что еще один важный навык – умение взаимодействовать. С самим собой, с людьми, с миром. Понимать механизмы взаимодействия, учиться им, применять, находить новые.

4. Мы считаем, что самым важным мотором учения является личный интерес. Это банально, но личный интерес это трамплин, мотор для всего. Мотивация, сущностные направляющие – все это базируется на моем, лично моем интересе.

5. Верим, что мир устроен так, что главным или одним из главных методов учения должно быть исследование того, что есть здесь и сейчас. Причем исследовать не формально, а для себя: взаимодействуя с явлениями и рассматривая их через призму собственного восприятия.

- ПРИНЦИП СУБЪЕКТНОСТИ ЗВУЧИТ ОСОБЕННО НОВО ДЛЯ ПЕДАГОГИКИ. ПОЯСНИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК ВЫ ПРИМЕНЯЕТЕ ЕГО НА ПРАКТИКЕ?

- Любой человек на самом деле понимает, что ему интересно, что ему хочется, что есть он. Мы можем сказать в школе «Сиди молча, маленькое дерьмо, я хочу чтобы ты молчал и не двигался», а можем сказать «Давай посмотрим, как лучше сидеть, чтобы тебе было проще учиться».

- А КАК ПЕРЕХОДИТЬ НА СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ, КОТОРЫЕ, КАК ПРАВИЛО, УЖЕ «ОТРАВЛЕНЫ» ПРИВЫЧНЫМИ ПОДХОДАМИ?

- Преподаватель, ребенок – какая разница? Мы все в той или иной мере отравлены идеей «воспитания»: ребенок тоже уже, как правило, был в детском саду, его «шлифовали» родственники и т.п. Отличие между взрослым и ребенком только в размере. Путь поиска себя одинаков для человека в любом возрасте: кто я, что я, чего я хочу, какие инструменты мне кажутся необходимыми. Учителей, с которыми мы работаем в «Апельсине», мы выбираем по способности рефлексировать, сомневаться, изучать себя, исследовать себя. Мы же, учителя, - как дети, которые никак не могут в себе разобраться. Впрочем, как только разберемся – нас надо гнать сразу, потому что нам остается только вещать с пьедестала.

- В ЧЕМ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННЫХ ДЕТЕЙ?

- Дети клёвые на редкость в последнее время. Эти дети умеют то, чего мы не умеем и никогда не научимся. Эти дети способны делать уроки, лёжа на полу, взбивая одной ногой сливки и слушая тяжелый рок: они многоканальные.
То, что раньше называлось СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) – в определенном смысле теперь становится нормой. Когда моя старшенькая дочка читает, ей нужно одновременно с этим слушать ритм в ушах и, например, копать картошку в огороде. Эта многоканальность - удивительная история; если кто скажет об этом «я понимаю», - не верьте им; никто не понимает, это совершенно новое явление, и нынешние дети нас этому учат.

Когда мы выходим на улицу, - видим, что у большей части молодых людей в ушах наушники. У них всё совсем иначе: жизнь накладывается на ритм, это же удивительная история, жизнь - как балет!

А еще у них в определенном смысле меняется структура памяти, и об этом есть очень интересные исследования. Взрослые ужасно нервничают, что дети не такие как были они: многого не помнят, стихи наизусть не знают, таблицу умножения не учат... Конечно, не учат: есть же телефон, на котором можно моментально посчитать. Объем памяти не уменьшается; современные дети просто иначе мыслят: они помнят, где искать. У них есть чему поучиться, - мне, во всяком случае.

Или взять вот эту российскую обсессию интеллигенции «они не читают!». Сам я - не буду кокетничать - книги читал и читаю, - но мы же с вами понимаем, что счастье и успех в жизни не завязаны на чтении. Кроме того, сегодняшние дети читают не меньше; они читают иначе и другое. Чтение ленты в фейсбуке или в контакте может кому-то казаться вульгарным; но дети читают и, думаю, объем чтения получается больше, чем у нас в их возрасте. Они же целыми днями торчат там!

Получается, с одной стороны, - в современных детях много нового; но с другой - базисные вещи сохраняются, морально-этические принципы и т.п. Условно говоря, те же десять заповедей - в той или иной мере дети с ними взаимодействуют.

- ЛЮБОПЫТНО, ЧТО ВЫ ДАЖЕ К ЗАПОВЕДЯМ ПРИМЕНЯЕТЕ СЛОВО «ВЗАИМОДЕЙСТВУЮТ».

- А как иначе? Если я скажу «Выучите заповеди», - ничего не будет; скажу «примите заповеди», - ничего не будет. А вот если мы сядем и попробуем поразмыслить, «потереть» (люблю это слово – мы будто трём материал обсуждения) об этих заповедях? Если вдуматься в заповедь «Не укради», непонятно: если я взял лишний кусок на кухне – я украл или нет? Не сотвори себе кумира – это о людях или о произведениях искусства? Такие обсуждения – вот то, что может повлиять. От человека, который думает, что у него есть ответ, хочется просто тихонечко уйти: ну откуда у него ответ?!

- МОЕЙ ДОЧЕРИ ТРИ ГОДА, И Я, КАК МНОГИЕ ДРУГИЕ МАМЫ СВЕРСТНИКОВ, УЖЕ БЕСПОКОЮСЬ О ВЫБОРЕ ОБРАЗОВАНИЯ. ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-ТО АЛГОРИТМЫ, КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ РОДИТЕЛЯМ ВЫБРАТЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ МАРШРУТ ДЛЯ РЕБЕНКА?

- Мне часто задают подобные вопросы. Гуманистический подход, который я имею честь практиковать, дает частичный ответ на это: сила - на стороне сильных, то есть, у взрослых. При всех реверансах в сторону детей, окончательное решение за родителями. Поэтому выбирая школу, родителям было бы разумно начертить «красные линии»: сформулировать то, что для них недопустимо.

Я, к примеру, не готов, чтобы мой ребенок приветствовал других людей вставанием: мне противно, я считаю это несправедливым. Сказал я так – и обрезал этим 90% школ. На что еще я не готов? Я не готов, чтобы кто-то повышал на него голос. Еще я хотел бы, чтобы опора на интерес ребенка была как можно раньше, желательно подольше - желательно всегда; и чтобы в 6-7 лет этот интерес не «обрезали». Вот ведь почему в 1 классе есть математика и нет физики? В «Апельсине» есть физика, потому что намного логичнее говорить с человеком семи лет о том, почему предмет летит вниз, чем говорить о том, что такое «х+2».

После всех «красных линий» остается 2-3 школы, которые условно могут подойти. А дальше остается выбор родителей, который, увы, бывает неожиданным. Месяц назад я написал пост на эту тему, - все говорят, что образование ребенка им важно, очень важно, - а выбор совершают, который говорит об обратном. Врать нехорошо.

Предположим, начертив свои «красные линии» вы поняли, что в мире есть 10 школ, которые устраивают вашего ребенка. Переезжайте! В Израиль, в Нью-Йорк, в Санкт-Петербург...
Не готовы? - Открывайте. Открыть школу сейчас почти ничего не стоит. Закон об образовании, хоть и сильно подвержен критике, - очень широкий. Прямо завтра можно открыть школу, завтра можно уйти на домашнее обучение, завтра можно организовать команду детей, родителей, учителей, чтобы учиться вместе.
Школу нужно выбирать как вы выбираете сексуального партнера, еду, место для отпуска: последовательно и по-честному в отношении самого себя.

И ВСЁ ЖЕ: ЕСЛИ ДЕТИ В ШКОЛЕ ПРИВЫКАЮТ К СВОБОДЕ И ОПОРЕ НА СВОЙ ИНТЕРЕС - УСВОЯТ ЛИ ОНИ СЛОВО "НАДО", - СОБСТВЕННО КОНЦЕПЦИЮ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ, КОТОРЫЕ МЫ, КАК ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, ВЫПОЛНЯЕМ НЕЗАВИСИМО ОТ ИЗМЕНЧИВЫХ ЖЕЛАНИЙ?

-Вопрос в том, что такое "обязательства" и кому именно и что "надо"... Не правда ли, ответы не очевидны?
Кроме этого, понятие "надо" не противоречит понятию "интересно", более того - часто равно ему. Да, это правда: наши дети не станут бездумно выполнять чужую волю. Они умеют слушать и слышать, а значит - умеют понимать и принимать обязательства в том числе, но не автоматически - а анализируя их. Вследствие обладания этими навыками, их способность чувствовать мир, взаимодействовать с ним, договариваться, не разрушая, - очень высока. И поэтому они, естественно, принимают и категорию "надо" - ведь это одна из многих (!) категорий взаимодействия.

"Мы в "Апельсине" верим, что важнейшая часть счастья - это умение и право быть собой, возможность выбирать, понимать, что для человека является важным и необходимым. И это не теория, а самая что ни на есть практика. Как это делается? Приходите - увидите.
И счастья вам!

Беседовала Женя Которова, проект SelfMama

Сначала - любовь

Тот случай, когда хочется позволить себе быть нескромным. Просто мне действительно было очень интересно беседовать с Марией Гурьевой. (Интервью для изд. "Мамин журнал" за октябрь 2014)
Так что если кому любопытно - читайте ниже.

image

Вспоминая самих себя в школьном возрасте, мы задаемся вопросами - откуда берется интерес к учебе, как помочь ребенку раскрыть его интеллектуальный и творческий потенциал. Об этом мы поговорили с директором Института неформального образования и школы «Апельсин» в Санкт-Петербурге Димой Зицером.


Дима, как специалист, имеющий непосредственное отношение к школе, скажите — что такое интерес к знаниям?


Это, возможно, самый главный вопрос, касающийся образования. Интерес к знаниям ничем не отличается от любого другого интереса - смотреть в окно или играть в снежки. Любопытство — это базисное качество, оно есть у каждого. Поэтому сделать так, чтобы у человека возник интерес к учебе, очень просто — не убивать этот интерес. Как его убивают, к сожалению, коллеги и родители знают очень хорошо: «вырастешь - узнаешь», «ты мешаешь мне разговаривать», «ты сейчас этого не поймешь», «любопытной варваре нос оторвали» - и тому подобными фразами.


Бывает ли так, что интерес у ребенка есть, но родители его неправильно понимают? 

Для начала родители должны честно ответить себе на вопрос, что для них важнее: интерес ребенка или их собственные ожидания. Вот, например, у человека в шесть блестящее чувство юмора: начнет рассказывать — ну просто Довлатов. Но при этом читает он плоховато. Что важнее? И это вопрос риторический...


Многим родителям очень хотелось бы, чтобы ребенок за пару лет до школы начал интересоваться буквами. Ведь некоторые мамы и папы сами в свое время начинали читать уже в четыре года.


О, это известная история: все взрослые когда-то начали читать в четыре года, это просто уму непостижимо! Так им рассказывали их родители... Здесь дело в наших родительских ожиданиях и страхах. Отчего-то маме ужасно важно, чтобы ее ребенок в четыре года начал читать. Очевидно, что это - мамина задача, или проблема, ребенок здесь ни при чем. Как так получилось, что мама видит собственную реализацию, успешность в ощущениях, навыках, умениях другого человека? 

Представим, что мама понимает это и готова над собой работать. Но как быть с теми требованиями, которым ребенок должен соответствовать при поступлении в школу?

Мама должна решить — удовлетворять ли чьи-то чужие требования, или жить в гармонии со своим любимым человеком — то есть с ребенком. Если мама живет в парадигме «что обо мне подумает соседка/ подруга/ государство/ РОНО», то понятное дело, что ребенок в этом списке окажется в конце. Разумеется, мама не может признаться себе в том, что РОНО для нее важнее ребенка, и возникает оправдание: «я делаю ему плохо для того, чтобы ему потом было легче». Получается, что мама сейчас портит жизнь себе и ребенку, рушит их любовь ради возможной, призрачной пользы от этого в будущем. Но лично я — а у меня небедный педагогический опыт — не встречал ни одного человека, которому в итоге становилось хорошо от такого обращения.

Для многих родителей гораздо важнее долг, который они ощущают не перед внешним миром, а перед самим ребенком. Мы боимся упустить то время, когда он способен развиваться и получать знания. Кто знает, а вдруг уже взрослый ребенок придет к родителям и скажет - почему вы не отдали меня в другую школу? Почему не заставляли меня учиться? 

Многие родители считают, что они должны что-то своему ребенку. Вероятно, в этом есть некоторая правда, но я предлагаю проверить другую позицию - попробовать обойтись без долженствования вообще. Мы говорим о человеческих взаимоотношениях, о взаимоотношениях любви. Понятие любви представляется мне суперважным. Любимому человеку стараются делать приятно и не делать неприятно. Подставьте на место ребенка мужа-жену-любимого-любимую и попробуйте: «Я сейчас тебе сделаю больно, чтобы тебе потом было хорошо» - странная, практически невозможная ситуация. Если мы говорим об отношениях любви и взаимодействия с ребенком — то родители не пропустят его интерес к чему бы то ни было, просто потому что им интересен сам ребенок. Интересно, как он растет, как разговаривает, как ходит, как ест - и это называется любовь. И ребенку ужасно интересно, как родители ходят, разговаривают, что они делают и не делают. В этих отношениях взаимодействия и устанавливается главная модель: если хотите чем-то заинтересовать ребенка, интересуйтесь этим сами. Хотите, чтобы он читал — читайте сами. Если ребенок будет регулярно видеть вас с томиком Тургенева — я гарантирую, что, глядя на вас, он тоже начнет читать.
Если мы находится в отношениях любви и взаимодействия с ребенком — возможно ли, что наш выросший ребенок скажет — почему вы не водили меня в музыкальную школу? Возможно он скажет это, а потом вспомнит — ах, я же в это время играл в футбол! Когда во главе угла не долженствование, а любовь и интерес - это другая система координат... Мне не кажется, что жизнь устроена как выживание. Жизнь устроена как жизнь. Неизвестно, кто кому через двадцать лет что скажет, на это нельзя ориентироваться.


Трудно ли перестроиться на эту модель?


От чего мы хотим защитить детей? От агрессии? Давайте договоримся, как мы снимаем собственную агрессию. От насилия? Давайте подумаем, как они узнают или забывают о том, что мы их любим. Напишите список — от чего вы хотите защитить своего ребенка и как это сделать? Это несложно, и это первый шаг в сторону модели, о которой я говорю.
Следующий шаг — надо научиться заниматься в первую очередь собой. Представьте ситуацию: ребенок за столом роняет кашу мимо тарелки. Мама начинает возмущаться и кричать, а могла бы заняться собой: сделать один глубокий вдох. Это трудно, нужен определенный навык - но он приобретается за три дня тренировки. Большинство людей, сделав глубокий вдох, понимают, что дело в них самих, а вовсе не в ребенке. Это ведь нормально, что у человека падает еда на стол. Или что у человека в три, семь, десять лет грязные штаны и дырки на коленях. Нормально, если человек бежит и кричит. Если нас это раздражает — давайте заниматься собой.


Вы часто говорите о праве ребенка на свободный выбор. Как понять, что ребенок уже готов воспользоваться этим правом?


Лучший способ научить ребенка решать за себя — быть для него примером. Пусть родитель научится не плыть по течению, принимать осознанные решения. Лучший способ научить ребенка не принимать собственных решений — решать все за него. Человек способен решать с рождения. Я понимаю, что это звучит несколько революционно, но здесь нет никакой революции. Ведь уже давно не новость, что людей неправомерно разделять ни по цвету кожи, ни по разрезу глаз, ни по возрасту или размеру. Надо сделать еще шаг вперед и осознать, что это значит. Права ребенка и права человека — это одно и то же, ребенок ведь и есть человек.


Допустим, мама готова разрешить пятилетнему ребенку выбрать между красными или зелеными штанами — и даже штанами с дыркой или без. Но докуда простирается область его решений — можно ли доверить ему, например, выбор школы?


На мой взгляд, в школах безусловно лучше понимает ребенок! Хотя бы потому что он подходит по возрасту и ему там учиться. Мама же в школе была последний раз много лет назад. Она может знать что-то только из рейтинга школ и разговоров других мам.

А как тогда маме подвести ребенка к этому выбору? Ходить вместе по школам?


Прежде всего быть честной. Вы обеспокоены выбором школы — расскажите об этом ребенку. У вас сомнения — поделитесь с ним. Удивительно, но он сможет вас понять, поможет сделать правильный выбор. Конечно, нужно походить по школам вместе. Подумать - что важно в школе для самого ребенка, что он в ней ищет, какой он сейчас. 

А если ребенок выбрал самую плохую, с точки зрения мамы, школу?


Вряд ли это произойдет. Но если произошло — надо разговаривать. Представьте, что вы хотите поехать с мужем в отпуск во Францию. А муж говорит — я хочу, чтобы мы с тобой провели эти две недели на заводе, потому что меня интересуют детали. Как вы поступите? Будете разговаривать и договариваться, не так ли? Здесь так же, разницы не вижу.


Насколько та модель образования, которая практикуется в вашей школе, отличается от традиционной школьной системы?


Наша система неформального образования ни в коем случае не противостоит системе государственной и традиционной школы. Дети у нас формально получают точно такой же табель. Они пишут государственные контрольные — и сдают их с легкостью. Это правда, у нас нет оценок, у нас многое устроено иначе, но это вещи скорее технические. Главное, что мы стараемся не убивать любопытство. А когда ребенку любопытно, ему понятно, зачем надо в школу ходить. Мы ни в коем случае не говорим, что ребенку, например, не нужна математика — но мы вместе с ним выбираем способ «входа» в эту математику. У нас с первого класса физика, история, география, литература. Сейчас они просят ввести урок химии. Лао Цзы сказал: «Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой». Я вижу, что для детей такая система очень удобна. Есть и другая сторона — не всегда «удобны» наши дети, их не получится заставить делать что-то, в чем они не видят смысла, они не всегда умеют себя вести так, как хотелось бы кому-то другому. Но они учатся понимать себя и других, с ними интересно, они очень яркие.
А насколько такая система удобна для учителя?


Любому учителю хочется жить интересно. Настоящий учитель — это очень творческий человек. И как только появляется возможность сделать что-то интересное для себя и для других, он непременно будет это делать.


Ваше напутствие родителям будущих или настоящих школьников
Очень важно помнить, что вы - те, кто по определению должны быть на стороне своего ребенка. Не на словах, а на деле. Это самая главная помощь и поддержка от родителей. Школа - всего лишь "обслуживающее учреждение" - при всей видимой проблематичности данного определения. И ставить ваши взаимоотношения в зависимость от происходящего в школе не только смешно, но и опасно. Будут сложности, будут радости,  главное - сохранить и развить те самые отношения любви, которые вас связывают. И чаще всего это возможно не благодаря, а вопреки происходящему в школе. Поэтому от всей души советую почаще напоминать самим себе: сначала любовь, а потом все остальное. Удачи!  

По просьбе коллег с сайта letidor расширил и дополнил давнишний пост.

«Мы научим вас манипулировать!» – прочел я в анонсе тренинга. И дальше: «Манипуляция помогает добиться своего, часто сокращает путь к цели, делает нас сильными, ловкими, убедительными». Чудесно, не правда ли? Жаль, правда, что в этом распрекрасном описании совсем не упомянуто, что происходит с человеком, которым манипулируют… Как происходит подавление его воли, подмена собственных желаний на желания манипулятора, постепенное разрушение личности. Оказывается, вопрос чем, собственно, плоха манипуляция –вовсе не праздный. Да я и сам слышал его множество раз на встречах с родителями и учителями…
Со стороны того, кем манипулируют все выглядит как простой, но очень странный фокус: вроде бы я знаю, как устроен мир, уверен в том, что нахожусь в здравом уме и твердой памяти, понимаю, чего хочу и вдруг: опп-ля! Все переворачивается и я делаю неожиданный для себя выбор (а часто – просто чувствую себя дураком). Как это произошло? В какой момент я согласился? Что со мной сделали? Как я это позволил?
В словаре одно из определений «манипуляции» звучит так: - ловкая проделка, махинация. И это определение как нельзя лучше проходит для объяснения того, что делает манипулятор-взрослый по отношению к манипулируемому-ребенку.
В детско-родительских отношениях манипуляция, увы, встречается очень (слишком!) часто. Причина понятна: очень велик соблазн. Если со взрослым нужно как следует повозиться: у него есть собственное сформировавшееся мнение, он часто настороже, с ребенком все намного проще. Он открыт, верит нам, готов воспринимать нашу точку зрения. Ну как не воспользоваться такой искренностью и не использовать ее как слабость собеседника! Ведь для того, чтобы объяснить свою точку зрения, убедить собеседника придется потрудиться, а при помощи манипуляции часто действительно можно добиться почти всего, чего угодно… Простейший пример: «все хорошие дети едят кашу». Видите, как это устроено? Мы предлагаем человеку некое утверждение, представляя его как непреложную истину. Как вы понимаете, это утверждение, мягко говоря, не совсем верно: не все дети едят кашу, люди едят ее вне зависимости от характера и так далее. Важным элементом «успешной» манипуляции является лишение второй стороны права на возражения, практически лишение ее воли. Что может сказать человек трех лет в ответ на такую фразу? Нечего ему возразить. Остается только кашу есть, давясь ею и собственной обидой.
При этом важно помнить: в основе манипуляции всегда лежит ложь! Одна сторона попросту обманывает другую, навязывая ей определенный взгляд на вещи. В этом суть, остальное – техника.
Вот, скажем, пример чуть более сложной «обманной» конструкции. Любая фраза, начинающаяся с «ты же сам понимаешь», манипулятивна по своей сути, по самой постановке вопроса. «Ты же сама понимаешь, что нужно учить немецкий язык», - сказала при мне мама девочке десяти лет. Множество вопросов, которые неминуемо должны возникнуть у человека попросту не задаются… Почему нужно учить? Почему немецкий? Почему сейчас? Этих вопросов как будто нет. «Ты же сама понимаешь» убивает их, делает невозможными. Что выигрывает мама в этой ситуации? Девочка будет учить немецкий (во всяком случае сделает вид), разговор получился коротким, дочка не перечит, создается иллюзия согласия. С другой стороны проигрыш огромен. Уровень участия девочки в принятии решения, да и в самом диалоге стремится к нулю. Не правда ли, ей могла бы быть просто навязана чужая воля – ср. мама говорит: «я настаиваю на том, чтобы ты учила немецкий». Однако это, безусловно, крайне неприятно, и мама это чувствует. Она не хочет быть насильником, именно поэтому и используется более изощренный прием – манипуляция. Заметим, в этом случае насилия в отношениях намного больше: если в первом случае дочке был бы оставлен хотя бы шанс возразить, осознать тот факт, что может быть и ее мнение по этому поводу (раз есть мамино), то во втором она лишена и этой возможности. «Ты же сама понимаешь» лишило ее права на себя. Хотите выбрать такую модель подавления? Воля ваша. Только перестаньте, пожалуйста,твердить что-то типа «она сама этого хотела»…
В рейтинге манипулятивных действий по отношению к детям, на мой взгляд, лидирует т.н. «договор».
Уверен, вы хорошо знаете, о чем речь. Обычно вначале следует вступление: «давай договоримся, что ты…. – и далее жестко, – будешь делать то, что тебе говорят». Другой вариант – требование определенного действия или поведения и – в заключение, с намеком на вопрос: «Ты будешь поступать так-то, договорились?..»
Это одна из наиболее подлых формул взрослого мира, поскольку выглядит она так, как будто мы вели реальный диалог. Однако, заметьте: никто и ни с кем не договаривался. Это было наше завуалированное требование, почти приказ. У ребенка нет ни единого шанса не только быть услышанным, но и хоть как-то повлиять на ситуацию. От подобной формулы человек может лишь остолбенеть и в ответ, на «Договорились?» безвольно кивнуть – «да». Это «да» ничего не означает и ничего не стоит. Оно лишь свидетельствует о новой ситуации насилия, в которой ребенок оказался. С ним ведь и не начинали договариваться. Его снова обманули. И в данном случае речь идет об обмане высшего разряда.
Но и это еще не все. После неминуемого нарушения этого навязанного и манипулятивного «договора» следует апелляция: «как же так, мы же договаривались?!!» Кто? С кем? О чем? Единственное, что человек способен понять из такого «диалога» - это что он вновь оказался повержен, что его мнение ровным счетом ничего не значит, что сильные снова победили.
Именно так мы и обучаем детей обману, манипуляции, праву сильного измываться над слабым. Обучаем сознательно - со знанием дела и апломбом. И скоро-скоро (общее место: дети талантливы - все ловят налету) они начинают нам возвращать долги, отвечая манипуляцией на манипуляцию, противопоставляя насилию насилие.

Да, соблазн манипулирования велик. Очень велик. Тем более, что манипулятивные модели предлагаются нам все время: родственниками, политиками, сослуживцами. И вот нам уже кажется, что манипуляция и есть кратчайший путь к успеху. Чуть изменим правду, представим желаемое за действительное, поднажмем на чувства и – готово. Увы... Результатом такого поведения гарантированно станет подмена человеческих отношений той самой манипуляцией. То есть, говоря простым языком, моделью «кто кого переврет».
Зачем же мы идем таким странным путем? Неужели желание чтобы вышло по-нашему настолько перевешивает удовольствие честного человеческого общения с любимыми? Быть этого не может! Наверное, мы просто подзабыли, как это делается. Вот и давайте вспоминать.

А поговорить?..

Не далее, как вчера я случайно оказался у выхода из детского сада в конце рабочего дня. Мимо меня прошли подряд четыре мамы с детьми. Удивительно, но я услышал четыре совершенно одинаковых разговора (если это можно назвать разговором):
Мама: Ну, что ты сегодня делал(а)?
Ребенок: Ммммм….
Мама (как бы помогая): Было в садике что-нибудь интересное?
Ребенок: Нууууу…….
Вот и все. Что называется, вот и поговорили. Продолжения я не знаю, но с легкостью могу его себе представить. Мама задаст еще пару вопросов, ребенок, возможно, выдавит из себя в лучшем случае одно воспоминание, мама успокоится. Вариант: не успокоится, а придет к воспитателю с вопросом, делают ли они вообще что-то, или почему ребенок такой скрытный.
Должен признаться, и среди вопросов, которые задают мне родители, в том числе и в «Апельсине», один из самых частых этот: «Почему он(а) не рассказывает о том, что происходит?»
И правда, почему так? Они что, не хотят с нами делиться? Дорогие родители, не волнуйтесь, еще как хотят! Только не умеют. Совсем как… мы с вами.
Спрашиваю маму, когда она в последний раз говорила с сыном о своей работе. Она удивленно отвечает: «Кажется, никогда…» Интересно, как же человеку научиться рассказывать о себе, если он не видит такой модели диалога рядом? Разговор «в одну сторону» даже с самой доброй и милой мамой в мире, неминуемо будет похож на допрос. А кому же приятно принимать участие в допросах, тем более в качестве подозреваемого?..
Пора начинать общаться. Рассказывая человеку о том, какие были у нас переживания, интересные встречи, удивления, радости, мы протягиваем ему руку и даем право на собственный рассказ. И заодно обнаруживаем, что интересней собеседника не найти. Только не надо торопиться. И ему и нам нужно время, чтобы научиться. Постепенно, день за днем мы вместе будем открывать, как это здорово – общаться. В две стороны.
Вот и весь секрет. Хотите слышать об их жизни – говорите о своей. Кстати, совсем как «у взрослых».

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com